vseobislame (vseobislame) wrote,
vseobislame
vseobislame

Джихад в действии: «спонтанное» буйство мусульман

Нидра Поллер.
Концепция «исламофобии» получает новое обоснование
.


ПАРИЖ. Во Франции, как и во всем мире, операция джихада, посвященная годовщине 11 сентября, прошла успешно. Этот акт агрессии – атака против американского консульства в Бенгази – был позиционирован как спонтанное народное выступление против исламофобского фильма, что случайно привело к гибели трех граждан США, в числе которых американский посол в Ливии.



Ответственность за сокрытие правды, конечно, в основном лежит на администрации Обамы, но французские СМИ стали охотно помогать. В сети распространились ужасные фотографии посла Криса Стивенса: все еще живого, но подвергнутого издевательствам и, возможно, поруганию, его тащат по улицам, как животное, и фотографируют, как трофей. В это время американский посол Сюзан Райс занималась нелепой ликвидацией последствий происшествия, а французские репортеры в Бенгази мелочно торговали версией, которую они назвали «правдивой историей», основанной на внутренней информации от ливийских властей.

Эта история, в конце концов, развалилась, но сыграла свою роль: хорошие люди из нашего осажденного свободного мира, почти ничего не слышавшие о акте агрессии (скорее всего они даже не знают о существовании чего-то подобного), теперь с головой погрязли в концепции исламофобии. Вот куплет, повторяемый с утра до ночи, он как надпись, выгравированная на камне информационных агентств: «Атака на американское посольство в ответ на исламофобский фильм…»; посол и его соотечественники «лишились жизней» (как будто это зонтик, которого можно лишиться). Мусульмане в ярости жгут флаги и посольства, и все это связано лишь с одним исламофобским фильмом.



15 сентября Парижу выпала честь быть одним из редких европейских городов, в которых прошли свои собственные мини-демонстрации. Примерно 250 «экстремистов», приведенных в ужас исламофобским фильмом, попытались приблизиться к американскому посольству, держа в руках черный флаг ислама. Символический жест. Им не хватило средств для штурма крепости и их силы не были равны силам французской полиции, но этой вспышкой насилия им удалось причинить вред нескольким людям, что, кажется, не было заснято на видео. Есть видеозапись ярких моментов этой демонстрации, включая неизменную декламацию «убей евреев»: «Евреи, помните Хайбар» (“Khaybar, Khaybar ya yahud”). Даже если они не перешли к следующей строке, мы знаем, как она звучит: «Армия Мухаммеда вернется» (“Jaish Mohamed saya’ud”). Господствующие СМИ подвергли цензуре эту часть высказывания как и видеозапись унижений, котором был подвергнут убитый американский посол. Однако министр внутренних дел Мануэль Вальс несколько раз упоминал этот «недопустимый призыв». Между прочим, его популярность растет, в то время как рейтинги президента стремительно падают. Архетипичный никчемный сторонник джихада, появляющийся в приглаженных репортажах о демонстрациях (в которых показывают уличные молитвы на Елисейских полях), с гордостью проявляет свое незнание законов Республики: «Нельзя, типа, изображать пророка, его запрещено оскорблять…»

С присущей ему наивностью он дал нам знать, что земля уммы (исламского сообщества) везде, где бы он ни находился, - «лучше бы вам придерживаться правил». В наши дни журналисты фактически уже не могут упоминать Мухаммеда без приписки – «пророк». 24-летний новообращенный мусульманин, работающий на принадлежащей государству железной дороге, был арестован и приговорен к трем месяцам тюремного заключения (этот срок он отбывать не будет, но это другая история) за то, что он принес складную дубинку на демонстрацию. Суду и СМИ он пожаловался на несправедливость наказания, которое служит примером. Почему он был вооружен? Просто боялся, что евреи-экстремисты смешаются с толпой демонстрантов и нападут на него.

Французский скандальный журнал «Клозер» поместил на своей обложке обнаженные груди принцессы Кейт в той самой неделе, когда горели посольства. Снимок был сделан папарацци, в то время как молодые члены королевской семьи отдыхали в местности Люберон, Франция, в, как им казалось, уединенном имении. Лоран Пиё – взлохмаченный главный редактор журнала – утверждал, что нет ничего скандального в том, чтобы показать любящую пару, предающуюся ласкам возле бассейна где-то на юге Франции. Журнал попал на прилавки, как раз когда скромно прикрытая вуалью Кейт и босой Уилльям посещали мечеть Ассиякрина в Куала-Лумпуре в рамках тура, посвященного Алмазному юбилею. Королевская чета не подожгла мечеть или ближайшее французское посольство. Они подали в суд на журнал «Клозер» и выиграли гражданский процесс, в результате которого было вынесено запретительное решение. Ожидается решение по обвинению в совершении преступления, связанного с вторжением в личную жизнь.

А как на счет «Чарли Эбдо» (Charlie Hebdo)? Наносящий удар ниже пояса еженедельник резко бросился в гущу драки, вооружившись своим предсказуемым реквизитом: волосатыми гениталиями и отверстиями, полоумными глазами и фаллическими языками, щетинистым бесстыдством взрослых мужиков с их потными играми в распускание рук в раздевалке. Разве все это совсем нелепо? Судя по реакции, ответ – нет. В двадцати потенциально горячих точках французские войска при содействии местных властей установили внушительную оборону вокруг посольств, консульств и школ. Французские семьи рассердились… но не на гостей своей страны, а на «Чарли Эбдо» за то, что журнал поставил их под угрозу, и у них есть свои аргументы. Персонал журнала и его здание охраняются полицией, но колючая проволока и танки уже были отведены, школы – открыты, а родителей можно простить за то, что они боятся возможности повторения операции, подобной той, что была в Беслане. Пока что еженедельник «Чарли Эбдо» не возымел такого эффекта как «богохульный исламофобский фильм».

Какой была операция «Чали Эбдо»? Уместной, оппортунистской, необоснованной, смелой, подходящей или нелепой? Реакции варьировались обоснованной шариатом ярости до полной и неограниченной свободы слова. Но трудно не учитывать тех, кто занимает среднюю позицию. Многие из тех, включая меня, кто не пошевелил бы и пальцем против свободы оскорблять всех обидчивых, оставляют за собой право критиковать поборников свободы слова. Кучка «религиозных экстемистов» на обложке «ЧЭ» меня не удивляет. Комикс изображает жалобу Мохаммеда: «Прекратите приставать ко мне, я – еврей». В магазин кошерных продуктов в пригородном районе Сарсель (он известен как маленький Иерусалим) была брошена граната. К счастью, никто не был убит, но послание было громким и явным.

Марин Ле Пен тоже использует евреев для оказания влияния, но она более откровенна в этом. Ее самое большое разногласие на данный момент – это полный запрет на ношение головных платков и кип в общественных местах. Она говорит: «Если бы я просто призвала запретить ношение [мусульманских] головных платков, то меня бы сожгли на костре за исламофобию». Она отмечает, что кипы не приносят больших проблем, и нет ничего плохого в том, чтобы попросить наших соотечественников-евреев о такой небольшой жертве ради общего блага. Далее она добавляет, что в наши дни все меньше и меньше мужчин носят этот головной убор на улицах, потому что они подвергаются нападкам со стороны мусульман. 

Какой же вывод можно сделать при виде этих проявлений джихада в действии? В прошлую субботу в Париже не было демонстраций. Забывая о том, что плохие парни являются всего лишь незначительным меньшинством, политики правого и левого толка щедро поздравляли все мусульманское население за их предельное чувство ответственности. «Чарли Эбдо» с его полным раскрытием грязных делишек жуликов [букв. мудаков] на самом деле присоединяется к хору тех, кто чествует ислам за его благополучный вклад в развитие человечества. Проблема не в исламе, а в экстремистах, даы? Незначительное меньшинство в Бенгази, Тунисе, Исламабаде, Кано, Каире, Бейруте и т.д. На этой неделе президент Олланд провел инаугурацию нового величественного крыла Лувра, отведенного под исламское искусство. Среди прочих лиц его финансирует вездесущий Альвалид бен Талал.

Опросы показывают, что с 11 сентября оппозиция предоставлению избирательных прав на муниципальных выборах иностранцам неевропейского происхождения выросла с половины до двух третей опрошенных. А это было важным обещанием во время предвыборной кампании Франсуа Олланда.




перевод vseobislame
Оригинал статьи

Tags: Еврабия, Европа, Кристофер Стивенс, Париж, Франция, джихад, иммигранты, ислам, исламизация, мусульмане, невинность мусульман, шариат
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments