vseobislame (vseobislame) wrote,
vseobislame
vseobislame

Categories:

Имам московской мемориальной мечети говорит, что Москве нужно 100 огромных мечетей.

Русская служба новостей. 

И.ИЗМАЙЛОВ: 18:03 в Москве. В студии Игорь Измайлов. Сегодня в студии РСН имам московской мемориальной мечети Шамиль Аляутдинов. Шамиль Рифатович, добрый вечер. Несколько тем предлагаю вам к обсуждению. Давайте начнем с нашумевшей истории столичных Текстильщиков, жители которых намерены провести массовую акцию протеста против строительства мечети на их территории. В сентябре появилась информация о том, что на Волжском бульваре планируется построить мечеть, при этом префект округа Владимир Зотов тогда сообщал, что без согласия жителей мечеть построена быть не может. Префект отметил, что в районе будут проведены общественные слушания. При этом сами жители настроены категорически против, собирают подписи. История закончилась тем, что они высадили деревья на том самом месте, где предполагалось построить мечеть. Разное отношение в столице к мечетям. Вы, насколько я знаю, занимаетесь этой проблемой. Сейчас в столице 4 мечети?

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Да.

И.ИЗМАЙЛОВ: По вашему мнению, этого достаточно или нужно строить? Если нужно, то сколько и как?

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Можно начать даже с Текстильщиков. Во-первых, переговоры с властями, устные и письменные, велись, насколько сказал муфтий на одном из последних собраний, порядка трех лет. Уже и кадастровый план, получили номер и отмежевание, все уже было сделано, оставалось только начать возводить здание. Никакого мнения людей не было, тем более, по подсчетам префектуры, там порядка 200 тысяч мусульман в любом случае в этом районе проживают, именно москвичи. Но в самый последний момент эту информацию передали в какую-то из таких немножко националистических группировок, которая взялась за это дело и начала собирать подписи, причем в живом режиме. К одному из наших прихожан домой пришли, он в Текстильщиках живет, очень убедительные речи о том, что мусульмане – это опасно, ужасно, негде будет выгуливать собак, вас будут будить утренней молитвой, призывом на утреннюю молитву и так далее. Поэтому сказать о том, что против жители, не скажешь, но появилась инициативная группа активная из нескольких человек, и вот процесс пошел. В любом случае, сейчас будут слушания, собрано в том районе уже за первые дни проблемы 2 тысячи подписей «за», они переданы в мэрию. Я думаю, это некий такой шум, но постепенно все это наладится.
И.ИЗМАЙЛОВ: Я все-таки вернусь к вопросу о том, сколько их должно быть.

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Если брать по самым грубым подсчетам, минимальным, среди коренного населения москвичей, которые живут тут поколениями, их один миллион. Именно мусульмане. Те, которые поселились в Москве за последние 30 лет, россияне-мусульмане, их тоже порядка одного миллиона. И гости столицы – 2-3 миллиона.

И.ИЗМАЙЛОВ: Это миллион каких мусульман, которые за последние годы?

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Первое – это москвичи, которые живут здесь веками и поколениями, в том числе я.

И.ИЗМАЙЛОВ: Шамиль Рифатович, сегодня в блогах мы нашли реакцию на ваше заявление. Блоггеры, ссылаясь на данные переписи 1989 года и сайт «Демоскоп.ру», оказывается, что татары, которые имеют большой процент православных, составляли всего 1,8 процента, азербайджанцев – 0,2 процента. О каком миллионе может идти речь? Еще есть данные по переписи 2002 года, где доля татар составляет чуть более 1,5 процента, а азербайджанцев – 0,9. У вас откуда данные?

Ш.АЛЯУТДИНОВ: В советское время татар в Москве было 300 тысяч. Те, кто давно уже здесь живут – это порядка одного миллиона. Сейчас перепись новая покажет. Что касается тех, кто приехал лет 20 назад – это еще порядка одного миллиона. Я не беру тех, кто из ближнего зарубежья. По самым минимальным расчетам, один миллион москвичей и граждан России. Подсчитайте, 4 мечети, каждая из них вместимостью примерно от тысячи до полутора, максимум 2 тысячи человек. Это нормально?

И.ИЗМАЙЛОВ: Сколько нужно?

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Не то что нужно. Перепись дала последняя, что в России 13 процентов россиян – это национальности, исповедующие ислам испокон веков. В Москве церквей православных на данный момент около 900. Еще собираются строить 200 храмовых комплексов. 13 процентов мусульманских национальностей – от тысячи получается 130.

И.ИЗМАЙЛОВ: Вы можете назвать цифру, сколько, по вашему мнению, в Москве должно быть мечетей?

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Я за последний день несколько раз уже это говорил. Это должны быть красивые, просторные, украшающие город. Если было 100 мечетей в разных районах вместимостью от 5 до 10 тысяч человек, я думаю, тогда мусульмане-москвичи чувствовали бы себя достаточно комфортно.

И.ИЗМАЙЛОВ: Давайте поставим этот вопрос на голосование. Позиция нашего гостя сегодня, имама московской мемориальной мечети Шамиля Аляутдинова, в том, что в Москве для удовлетворения потребностей мусульман достаточно 100 мечетей. 660-06-91 – вы согласны с этой позицией. 660-06-92 – вы не согласны с позицией нашего гостя. Сейчас реклама. После этого подведем итоги, и буду просить звонить тех, кто не согласен, чтобы у нас получилась дискуссия и чтобы мы поняли вашу точку зрения, а наш гость мог вам на нее ответить.

(Реклама)

И.ИЗМАЙЛОВ: Значит, согласны с вами 12,5 процентов, 87,5 процентов не считают, что нужно 100 мечетей. Давайте узнаем вашу точку зрения. Я прошу позвонить тех, кто не согласен.

Ш.АЛЯУТДИНОВ: 12 процентов – как раз мусульмане сказали «да».

И.ИЗМАЙЛОВ: 788-107-0. Здравствуйте. Как вас зовут?

ЗВОНОК СЛУШАТЕЛЯ: Михаил, Москва. Мне кажется, что речь о таком количестве, как 100 мечетей, страшно будет по городу ходить. Вы меня извините, я не имею плохого отношения к религии ни к какой, но честно, мне страшно. Когда я иду по рынку, я иду в институт, везде такие мини-мечети импровизированные.

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Вы были в Дубае когда-нибудь?

ЗВОНОК СЛУШАТЕЛЯ: Нет.

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Съездите, посмотрите, что такое мечеть.

ЗВОНОК СЛУШАТЕЛЯ: Я знаю, что такое мечеть.

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Вы мне говорите про рынки. Я сказал о том, что должны быть красивые, большие, просторные мечети.

И.ИЗМАЙЛОВ: Михаил, почему вам страшно?

ЗВОНОК СЛУШАТЕЛЯ: Страшно, потому что мне страшно от людей, которые эту религию исповедуют. В основном это кавказцы. Стоят всей толпой, все громко кричат, орут. Невозможно же.

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Я не считаю, что в основном это кавказцы. Если что-то плохое происходит, это обязательно азиат виноват или кавказец. На какого-то актера известного напали в Санкт-Петербурге, сразу сказали – кавказец. Потом выяснилось, что какая-то радикальная группировка русских националистов. К сожалению, за последние 15 лет уж очень много говорилось плохо о кавказцах, хотя эти наши граждане – Российской Федерации, поэтому эти ассоциации у людей, никуда не денешься. Людей питает Интернет, людей питают СМИ, в том числе и телевидение, и негативно.

И.ИЗМАЙЛОВ: 788-107-0 – телефон прямого эфира, если вы не согласны с позицией относительно 100 мечетей в Москве. Здравствуйте. Как вас зовут?

ЗВОНОК СЛУШАТЕЛЯ: Василий, Москва. Конечно, не согласен, не потому что я отношусь плохо к мусульманскому вероисповеданию. История просто сама показала, что у нас терроризм идет не от какого-то католического вероисповедания, допустим, лютеран, православных, он идет именно от ислама.

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Это не истории, и средств массовой информации последних 15 лет.

ЗВОНОК СЛУШАТЕЛЯ: Усама Бен-Ладен у нас не 15 лет.

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Он вышел в эфир непосредственно перед выборами Буша, в результате которых он выиграл.

ЗВОНОК СЛУШАТЕЛЯ: Давайте не будем спорить с очевидными вещами. У нас есть джихад, он основан непосредственно на Коране. Я понимаю, что имамы-мусульмане осуждают это, но движение-то вытекло оттуда. Пророк Мухаммед обращал неверных в свою веру посредством… И в Коране это тоже, наверное, указано.

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Вы Библию читали?

ЗВОНОК СЛУШАТЕЛЯ: Конечно.

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Вы там не видели, как нужно относиться к язычникам?

ЗВОНОК СЛУШАТЕЛЯ: Библия и православная вера – немножко две разные вещи. Я могу ответить и по Библии тоже. Не будем размывать. Терроризм идет непосредственно от исламской веры.
Ш.АЛЯУТДИНОВ: Терроризм идет с телевидения, а не от исламской веры. Это крупный международный бизнес, геополитика. Это та же самая борьба за нефть. Почему-то с Колумбией не разбираются, а разбираются с теми государствами мусульманскими, где нефтяные и газовые залежи.

И.ИЗМАЙЛОВ: Вернемся к мечетям. Сколько мечетей было до 1917 года?

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Недавно у нас была передача с Максимом Шевченко, он сказал, что только на одной Большой Татарской улице было 7 мечетей.

И.ИЗМАЙЛОВ: «Сколько православных храмов, например, в Душанбе?»

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Я не знаю.

И.ИЗМАЙЛОВ: Очень много нам слушатели пишут на +7-925-101-107-0, что не хотят, как в Дубае.

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Пусть посмотрят, сколько храмов в Казани. Там на каждом шагу. Куда ни посмотри, везде огромный православный храм. Вот для сравнения.

И.ИЗМАЙЛОВ: Есть ли в Дубае 100 больших красивых православных церквей?

Ш.АЛЯУТДИНОВ: А там нет практически православных, там никогда и не было православных. Среди местного населения ни одного православного нет, только приезжие, которые временно приехали поработать.

И.ИЗМАЙЛОВ: Если большинство москвичей против строительства такого количества мечете, их мнение учитывать нужно?

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Учитывать нужно. Но у нас государство по какому закону существует? По Конституции. С точки зрения Конституции, должны быть удовлетворены права любого гражданина, а не большинства. Если перепись последняя дает, что граждан РФ, исповедующих ислам испокон веков, тем более президент России сказал, что 38 национальностей коренного населения исповедуют ислам в России, нужно учитывать права гражданина. Пусть граждане, если необходимо, в том или ином районе пишут в местную префектуру, мэрию, в любом случае, они как граждане имеют полное право на удовлетворение своих потребностей, в том числе религиозных. Разве не так, с точки зрения Конституции?

И.ИЗМАЙЛОВ: Исходя из этой логики, можно говорить о том, что если у нас живут представители иных религий, они могут требовать строительства себе…

Ш.АЛЯУТДИНОВ: У нас, с точки зрения Конституции, сколько религий? Четыре – православие, ислам, иудаизм и буддизм. Я говорю про Конституцию и права граждан.

И.ИЗМАЙЛОВ: Наш гость – Шамиль Рифатович Аляутдинов – говорит о том, что 4 закрепленных в Конституции религии, и каждый вероисповедующий этих религий имеет право на вероисповедание. Здравствуйте. Как вас зовут?

ЗВОНОК СЛУШАТЕЛЯ: Евгений. В принципе, никто ему не запрещает, у них построено несколько мечетей, ходите и соблюдайте свои обряды.

И.ИЗМАЙЛОВ: Вы против количества?

ЗВОНОК СЛУШАТЕЛЯ: Я против количества, против насилия над русскими. Я был в Казани, скажу свое впечатление. Честно говоря, на подъезде туда видел очень много мечетей. Я чувствовал себя на вражеской стороне.

И.ИЗМАЙЛОВ: А сколько нужно тогда мечетей, по вашему мнению?

ЗВОНОК СЛУШАТЕЛЯ: Явно не 100, явно не в каждом микрорайоне, как это хотят сделать.

И.ИЗМАЙЛОВ: Но по какому принципу?

ЗВОНОК СЛУШАТЕЛЯ: Не могу сказать, затрудняюсь.

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Наверное, все-таки по принципу горожан, пожеланий горожан. Если у людей есть такое желание, если они являются гражданами России, то они имеют полное на это право.

И.ИЗМАЙЛОВ: Вас спрашивают: «Москва – христианская столица?»

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Москва является столицей многоконфессиональной многонационального государства.

И.ИЗМАЙЛОВ: Мы говорим о религии, о строительстве мечетей в Москве. У нас в гостях имам московской мемориальной мечети Шамиль Аляутдинов. После рекламы продолжим обсуждение, но на несколько другую тему.

(Реклама)

И.ИЗМАЙЛОВ: Очень много сообщений. Заранее приношу извинения, потому что все прочитать просто невозможно. «Москва – православный город». «Все-таки страна православная, от этого надо размышлять». Сергей из Одинцова пишет: «Если так много мусульман, почему в нашем голосовании они не победили?» «Перепись не учитывает граждан по конфессиям». «Мусульмане могут строить на родине. В Баку 7 христианских храмов, церквей и приходе».

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Чему учит телевидение людей? На родине. Это для меня родина? Для 13 процентов минимум москвичей это родина – Москва. Россия – родина для 13 процентов россиян. А нам говорят, что вы идите в Баку. Какое отношение татары, башкиры, чеченцы, ингуши, многие другие национальности Кавказа и европейской части России имеют к Баку?

И.ИЗМАЙЛОВ: Вот еще несколько. Они пишут про перепись 1989 года. «В Москве 10 миллионов человек, 300 тысяч мусульман – это 3 процента». Еще несколько сообщений на «Русновости.ру». Просят передать вам, что в Конституции нет перечисления религий, есть свобода вероисповедания.

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Государственные 4 религии.

И.ИЗМАЙЛОВ: «В Москве нет ни одного буддистского храма». «Православных татар полно в Москве». Я хочу задать вопрос, который не нравится москвичам, который в большей степени будоражит внимание, чем другие. Во время службы, когда на улицах режут баранов при людях…

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Во время службы режут баранов? Вы тоже телевизора насмотрелись.

И.ИЗМАЙЛОВ: Расскажите.

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Ни в одной мечети баранов не режут и никогда не резали.

И.ИЗМАЙЛОВ: Давайте спросим у наших слушателей. 660-06-91 – вы никогда не видели, что в Москве режут баранов, и вы знаете, что их не режут.

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Кроме телевидения. Вам телевидение чего угодно покажет.

И.ИЗМАЙЛОВ: 660-06-92 – вы видели. Можно даже перечислить 4 места. Отрадное. Где еще у нас мечеть?

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Мемориальная мечеть на Поклонной горе, Соборная – проспект Мира, историческая – это Новокузнецкая.

И.ИЗМАЙЛОВ: В этих четырех местах вы когда-нибудь видели, как режут баранов.

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Только будьте правдивы. Я 13 лет работаю на Поклонной горе имамом, у нас ни одного такого случая не было.

И.ИЗМАЙЛОВ: Второй момент – это звукоусиление, о котором говорили.

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Вопрос звукоусиления поднялся только из-за того, чтобы рупора на улицу во время крупных праздников, так как неописуемое скопление людей, да и большинство людей на пятничную проповедь не могут приехать. Как может поместиться огромное количество мусульман в маленьких 4-х мечетях? Но даже те, которые приезжают, они не помещаются в здании. В любом случае, рупора вещают на улицу. Два крупных праздника – Ураза-байрам и Курбан-байрам. Люди, подъезжающие к мечети, должны слышать, что в храме происходит.

И.ИЗМАЙЛОВ: Остановим голосование. Мы спрашивали вас, видели ли вы своими глазами? 42 процента не видели, 58 процентов видели.

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Не верю.

И.ИЗМАЙЛОВ: Мы сейчас спросим. Просим позвонить – 788-107-0. Позвоните те, кто видел. А я запущу второе голосование. 660-06-91 – вы считаете, что звукоусиление не нужно, несмотря на то, что все верующие не могут поместиться в храме. 660-06-92 – вы считаете, что звукоусиление нужно.

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Люди по-своему поймут это звукоусиление. Они подумают, что на полгорода будет такое громогласное нечто.

И.ИЗМАЙЛОВ: Я думаю, наши слушатели понимают, о чем идет речь.

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Люди обычно эмоциональны.

И.ИЗМАЙЛОВ: Здравствуйте.

ЗВОНОК СЛУШАТЕЛЯ: Меня зовут Денис.

И.ИЗМАЙЛОВ: Вы видели, как в Москве режут барана?

ЗВОНОК СЛУШАТЕЛЯ: Нет, я не видел.

И.ИЗМАЙЛОВ: Просим позвонить тех, кто видел. Здравствуйте. Как вас зовут?

ЗВОНОК СЛУШАТЕЛЯ: Владимир. Как режут баранов, я не видел.

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Ни один не видел. По телевизору видели.

И.ИЗМАЙЛОВ: Позвонили 58 процентов. Здравствуйте.

ЗВОНОК СЛУШАТЕЛЯ: Что все время упирается в телевизор? Я вот телевизор практически не смотрю. Я видел, правда, не в Москве, но на дачах это делается.

И.ИЗМАЙЛОВ: Шамиль Рифатович, вы гарантируете, что этого не будет в Москве никогда?

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Москва – это огромный город. Откуда я знаю, что будет и что не будет. Даже мэр не может гарантировать и президент. Мы с вами говорим о факте. Вот ваши 58 процентов – ни один не видел. Они просто сказали ложь.

И.ИЗМАЙЛОВ: Я останавливаю голосование. Мы с баранами не выяснили, но вы не гарантируете, что этого не будет?

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Ни мэр, ни президент не может ничего гарантировать в 12-миллионом городе. Никто не видел, потому что такой практики нет.

И.ИЗМАЙЛОВ: Я думаю, что православная церковь может гарантировать, что в ее приходах резать баранов не будут.

Ш.АЛЯУТДИНОВ: При чем тут православная церковь?

И.ИЗМАЙЛОВ: Хорошо. 83 процента не хотят звукоусиления, 16 процентов хотят. Срочное сообщение агентства «Интерфакс». В Вооруженных силах России создается военная полиция численностью 20 тысяч человек. Подробности в наших информационных выпусках. Влад пишет: «В Отрадном в прошлом году видел». Это о том, как режут. Сергей из Одинцова говорит: «Баранов резали во дворах Москвы, а не в мечетях».

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Это где-то в новостях прошло, у него там в голове отложилось. Сам-то не видел.

И.ИЗМАЙЛОВ: У нас два вопроса было до голосования – про баранов зарезанных и про звукоусиление. Здравствуйте. Как вас зовут?

ЗВОНОК СЛУШАТЕЛЯ: Влад.

И.ИЗМАЙЛОВ: Вы согласны, что нужно проводить звукоусиление и что там с баранами, видели или нет?

ЗВОНОК СЛУШАТЕЛЯ: Лично я не видел, я не так часто хожу в этих краях. Со звукоусилением – я категорически против всего этого дела. Я считаю, что ислам – это религия насилия и религиозного фашизма.

И.ИЗМАЙЛОВ: Почему вы так считаете?

ЗВОНОК СЛУШАТЕЛЯ: Потому что я читал Коран, потому что я воевал в Чечне и знаю, что там делали чеченцы. Неплохо знаю житие пророка Мухаммеда, который сам себя провозгласил пророком. Никто его пророком никогда не считал. Он ничего никогда не напророчил.

Ш.АЛЯУТДИНОВ: 1,5 миллиарда мусульман в мире на сегодня – это уже никто? Я думаю, у вас после военных действий определенная психологическая травма.

И.ИЗМАЙЛОВ: Сегодня с информсайтов такое сообщение пришло, что в университетах Германии – три университета, три разных города – с нового года откроются факультеты по подготовке имамов. Об этом сообщают местные агентства со ссылкой на министра по делам науки и образования ФРГ. Финансирование этих исламских учебных центров при университетах будет осуществляться федеральными властями, а подготовка собственных имамов, хорошо владеющих немецким языком и знающих повседневную жизнь в Германии – это один из главных принципов проводимой правительством ФРГ политики.

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Там огромное количество мечетей, в одном Лондоне 100 мечетей с лишним.

И.ИЗМАЙЛОВ: Как вы полагаете, нам бы стоило перенять такой опыт?

Ш.АЛЯУТДИНОВ: У Европы можно перенять во многом опыт. Даже по отношению к тем людям, которые поселились в Европе за последние 30 лет, мусульмане, их потребность в наличии храмов в Лондоне только – 100 мечетей, в Париже – десятки мечетей, в Германии большое количество мечетей. Это учитывается. У нас же получается, что коренное население, которое тысячи лет живет на своих родных территориях, 38 народов и народностей РФ, они пусть уезжают в Баку. Можете себе такое представить? Каждый из них как гражданин РФ имеет право на то, чтобы мог выполнять какие-то ритуалы перед Богом. За 15 лет по телевидению очень много плохого говорили об исламе.

И.ИЗМАЙЛОВ: Давайте вернемся к Германии. В ФРГ такая политика – обучать имамов в университетах. У нас так надо делать?

Ш.АЛЯУТДИНОВ: В этом направлении движение есть, но оно очень медленное. Есть Российский исламский университет в Москве, в Казани, в Грозном.

И.ИЗМАЙЛОВ: Этого достаточно. На общем уровне этого проводить не надо?

Ш.АЛЯУТДИНОВ: На сегодняшний день много чего недостаточно, потому что большое количество людей не понимают, что живут в многонациональном, многоконфессиональном государстве.

И.ИЗМАЙЛОВ: Объясните тезисно тогда, чего недостаточно, чтобы люди поняли?

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Чтобы каждый гражданин, независимо от его национальности, вероисповедания, должен иметь право на то или иное, в том числе на то, чтобы выполнять перед Богом ритуалы – прийти в храм и помолиться. В этом случае мусульмане должны становиться грамотнее, писать заявления, прошения в правительство, мэрию, префектуры, чтобы людей увидели и сказали, что да, на самом деле нужно.

И.ИЗМАЙЛОВ: Снизу – понятно. Сверху что должно произойти?

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Есть такая книга «Я слышу вас насквозь», научно-практическая книга. Я думаю, что каждому из тех, кто работает с людьми, в том числе чиновникам, очень важно эту книгу прочитать.

И.ИЗМАЙЛОВ: Вы уклоняетесь.

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Я не уклоняюсь.

И.ИЗМАЙЛОВ: Слушатели понимают то, что они понимают, и не согласны с вашей точкой зрения. Что нужно, чтобы люди поняли то, что понимаете вы?

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Нужно слышать друг друга, слышать, что государство многонационально, что оно многоконфессионально, что здесь коренное население, 38 народов и народностей, исповедующих ислам испокон веков, что это не какие-то пришлые. Нужно друг друга слышать, видеть, замечать. Да, терроризм – это международный бизнес, это геополитика. Кавказ от нас хотели оторвать. К сожалению, до сих пор все это подогревается в том смысле, что даже уже граждане ощущают.

И.ИЗМАЙЛОВ: То есть не нужно, как в Германии, обучать в университетах или еще что-то проводить? Нужно слышать друг друга.

Ш.АЛЯУТДИНОВ: Нужно слышать народ.

И.ИЗМАЙЛОВ: Нужно слышать друг друга, говорит имам московской мемориальной мечети Шамиль Аляутдинов. Он сегодня был в программе «Позиция». Спасибо вам.
Оригинал статьи
Tags: азербайджан, дубай, имам, ислам, католицизм, мечеть, москва, православие, россия, христианство
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments