vseobislame (vseobislame) wrote,
vseobislame
vseobislame

Categories:

Ислам и левые силы - две стороны одной медали

 автор: Даниель Гринфельд (Daniel Greenfield)

На поверхности они, как кажется, имеют очень мало общего. Левые заявляют о своей прогрессивности, защищают права гомосексуалистов, аборты, феминизм, права рабочих, гражданские права, многокультурность и непристойные лозунги. Исламисты бросают кислоту в лица женщин, вешают гомосексуалистов на каждом столбе, подавляют меньшинства и свободу самовыражения. Это кажущееся отличие сбивает с толку большое количество людей, желающих знать как, например, левые могут защищать исламские режимы, которые предписывают смертную казнь за гомосексуализм. Ответ очень прост. Люди, задающие вопрос, перепутали видимое с реальным.

Социальная прогрессивность левых находится только в революционной фазе. Советский Союз, Куба Кастро и коммунистический Китай имели такую же позицию относительно гомосексуалистов, какую Иран имеет в наше время. Когда писатели-гомосексуалисты в Америке агитировали за СССР или Кубу, эти оба режима сажали писателей-гомосексуалистов в тюрьму. Гомосексуализм был уголовно наказуемым преступлением в СССР до его фактического падения. Все это не беспокоило либералов Запада, которые были рады съездить в Москву, встретиться с советскими руководителями и обвинить США в холодной войне. А потом приехать домой и рассуждать о том, насколько нетерпимыми являются Соединенные Штаты.

СССР был рад рассуждать на тему гражданских прав афро-американцев в США. Либералы, однако, не переживали о том, что большинство афро-американцев, которые приехали в Россию сразу после революции, оказались в ГУЛАГ или были убиты. Это было описано, например, в книге "Черное на Красном: мои 44 лет в Советском Союзе" Роберта Робинсона, афро-американского инженера, который приехал в Союз в поисках работы, но смог уехать лишь через четыре десятилетия, которые он прожил в расистском обществе, в постоянном страхе за свою жизнь.

Есть еще и Куба Кастро, практикующая неофициальную расовую сегрегацию. Да, это не то, что можно увидеть в документальном фильме Майкла Мура.

Хорхе Луис Гарсиа Перес, демократический активист из Кубы, который был недавно освобожден из тюрьмы, сказал: "власти в нашей стране никогда не допускали того, чтобы черный человек мог выступать против режима". Карлос Мур сказал: "Это угроза, о которой не говорят. Чернокожие на Кубе знают, что всякий раз, когда ты поставишь вопрос о расе на Кубе, ты отправишься в тюрьму. Поэтому борьба на Кубе совсем другая. Там просто не может быть движений за гражданские права. Иначе у вас тут же будет 10 тысяч мертвых чернокожих". Думаете, это заботит либералов Голливуда, как Спилберг или Костнер, которые из кожи вон лезут, прославляя Кастро? Зачем им.

А как насчет прав рабочих? На Западе коммунисты борются за профсоюзы. В СССР бастующие рабочие встречались пулеметным огнем. В 1962 году рабочие в городе Новочеркасске попытались начать забастовку в знак протеста против сокращения зарплаты. Они были расстреляны советскими войсками на улице перед мэрией. Обратим внимание, что это были дни относительно "умеренного" коммунистического режима Хрущева. Независимые профсоюзы там были незаконны. Подобно тому, как они были незаконны в СССР.

На эту тему можно написать тома, но давайте перейдем к сути. Либеральная диктатура сама жестоко подавляет все то, за что, по ее утверждению, она борется.

В то время как экспериментальные художники Запада аплодировали СССР, в СССР такое искусство считалось развращенным, каким оно считалось и в нацистской Германии. То же самое касается и литературы. СССР действительно продвигал бутафорский феминизм, а иногда и права на аборт, но не потому, что они верили в это, а потому, что им нужно было больше рабочей силы. С другой стороны, получить развод было нелегко, и женщины, получавшие развод, рисковали быть исключенными из коммунистической партии. В коммунистических режимах, по сути, абсолютно отсутствовали все те элементы политического равенства и гражданских прав, за которые, по их словам, борются левые. И левых это никогда не волновало.

Социальный прогрессивизм левых всегда был мошенничеством. Инструментом, используемым для завлечения богемных активистов в борьбу под флагом левых, с последующим избавлением от этих активистов после успешного завершения революции. Левые стараются свергнуть ценности общества-мишени в рамках своего всеобъемлющего революционного натиска. Это не означает, что их собственные ценности отличаются. Как только левые достигают абсолютной власти, они стремятся создать статическую и неизменную систему. Идеальное утопическое общество с неколебимым законом, находящимся в ведении бесконечной политической бюрократии. В реальном мире это выражается в репрессивных поисках стабильности. А это означает запрет на те же явления, за которые левые так боролись. И первое, что подпадает под запрет, - так это всегда право на инакомыслие. Право, которого левые требуют для себя, находясь вне власти, но которое они не позволяют иметь другим, когда власть у них в руках.

Джордж Оруэлл описал этот замкнутый круг в конце "Скотного двора", когда "новые хозяева", которые когда-то были свиньями, становятся неотличимыми от фермеров, "старых хозяев". Свиньи не были заинтересованы в идее фермы, руководимой животными. Все, что они все время хотели, так это захватить власть. И стать фермерами. Борьба за права всех животных на свободу была лишь инструментом для достижения их конечной цели. Абсолютной власти.

Это, наконец, возвращает нас к исламу. Никогда не было каких-либо серьезных различий между левыми, объединяющимися ради общего дела с исламистскими движениями, и режимами, убивающими гомосексуалистов. Потому что если левые Запада когда-либо получат абсолютную власть, они их тоже будут убивать. По этой причине 90 процентов тех идиотов, кто ходят на их антивоенные митинги, попадут в конечном итоге под расстрел. Думаете, это все надуманно? Представьте себе, что практически каждый коммунистический режим сделал в свое время то же самое.

Вы знаете, кому хуже всего во время захвата власти коммунистами? Членам правой организации. Знаете, какая вторая наихудшая позиция? Члены левой организации. А какая третья наихудшая позиция? Быть членом коммунистической партии до захвата власти. Да, третья наихудшая позиция, в которой можно оказаться при захвате власти коммунистами, так это быть одним из них. Потому что вы будете живы лишь до тех пор, пока будете помогать уничтожать членов правых организаций и членов левых некоммунистических групп, ну а потом настанет и ваш черед.

Это не просто норма, присущая коммунистам, это общая схема деятельности левых. Французская революция выродилась в ужасающую резню и бесконечные казни точно таким же образом. Сначала радикалы проводили чистку "врагов государства", потом они чистили друг друга, потом они сами подпали под чистки, освобождая место для более стабильной системы. Конечным результатом является репрессивное государство, уничтожающее всех тех, кто только захочет изменить положение вещей. То, к чему стремились с самого начала.

Поэтому наивно полагать, что левые могут морально противостоять исламистам. В действительности левые и исламисты соглашаются в существенных ключевых вопросах, включая вопрос использования пуль и тех, кого они должны убивать. Что касается лидеров левых и исламистов, так они знают, что 90 процентов участников их движений - это полезные идиоты, годные лишь как пушечное мясо. Не верите? Было ли такое, чтоб лидер ХАМАС послал одного из своих сыновей взорвать себя? Не было такого никогда. И никогда не будет.

Исламисты и левые имеют одну и ту же цель. Абсолютная власть. Ислам, как и коммунизм, является средством для достижения этой цели. Вот что делает их такими опасными. Их целью является создание абсолютной тирании на основе идеологии, обещающей более совершенный мир. Именно эта идеология приводит их к власти, в то время как полезные идиоты убивают и умирают, думая, что они борются за создание утопического общества, действующего в соответствии с Кораном (книги, которая была якобы надиктована неграмотным купцом, который использовал свои заявления о полученных божественных посланиях от ангелов для господства над всем регионом) или марксизмом (собрания очерков, написанных человеком, который никогда не зарабатывал себе на жизнь, а жил за счет прибыли от текстильной фабрики), которое вступит в новую эру, где все (за исключением тех, кого они убили) будут счастливы.

Левые разделяют общую позицию с исламистами. Подобно тому, как они разделяли общую позицию с нацистами. Подобно тому, как они разделяли общую позицию с каждым реакционным тоталитарным режимом в мире, за исключением тех, которые они (по их мнению) могут свергнуть, или тех, которые союзничают с Великим Сатаной или капиталистическими державами Империализма.

Левые говорят своим последователям, что они умней и моральней обычных людей. Что это действительно означает, так это что они глупей и более готовы пожертвовать собой ради целей левых. Исламисты говорят своим последователям, что они смелее и более религиозны, чем обычные люди. Что они имеют в виду на самом деле, так это что их последователи самоубийственно глупы и их можно водить за нос. Общий знаменатель легко прослеживается. Левые - это ислам Запада. А ислам - это левые Ближнего Востока. Но такие ярлыки практически не имеют смысла. Обе силы являются лишь тоталитарными движениями, использующими доверчивых идиотов, которые следуют идеологии, разработанной порочными жадными людьми с целью захвата власти. Это все, что лежит в их сути. Все остальное - это лишь техника.

Левые могут без проблем союзничать с исламом. Ислам также без проблем может союзничать с левыми. Это потому, что они имеют общих врагов и цели. Для них более проблематично союзничать с людьми, которые действительно хотят быть свободными, чем союзничать с рабами и их рабовладельцами. Конечно, придя к власти, одной стороне придется поглотить или уничтожить другую. Так же, как коммунизм и нацизм объединились с целью захвата Восточной Европы, с неизбежным последствием: как только работа была закончена, одному надо было уничтожить другого. Гитлеру удалось обмануть Сталина и почти разрушить СССР первым ударом. Ислам, скорее всего, сделает то же самое с левыми, так же, как это было в Иране.

Красно-зеленый альянс работает по той причине, что обе стороны являются вариациями на одну тему. Эта тема - тоталитарное правление. Дело не в том, что левые угрожают исламу, и не в том, что ислам угрожает левым - они угрожают свободным обществам и свободе личности. Как только такие общества становятся успешными, они вызывают ярость у тех, кто настаивают на замещении этих обществ своим тоталитарным правлением. Эти двойные импульсы (страх потери контроля над своим собственным обществом и жажда власти) - это то, что является движущей силой исламского джихада и революций левых. Оба желают контроля, а не свободы. И предлагают перспективы утопической тирании в обмен на свободу.

Уничтожение Европы, Америки, Израиля, Австралии, Канады и т.д. возможно лишь при условии захвата власти. Абсолютной власти. И при условии, что будет погашен любой источник света, сияющий на Западе, поскольку есть опасение, что он будет распространяться. Свет свободы и цивилизации стоит на пути тирании. А тирания является завершающей фазой развития как левых, так и ислама. Две стороны одной медали. Янус, одной головой оглядывающийся на невозможное прошлое Мухаммеда, а другой головой вглядывающийся в еще более невозможное будущее коммунизма. Оба решительно игнорируют настоящее, в котором люди все-таки могут быть счастливы и свободны.

Оригинал статьи (англ)

Tags: daniel greenfield, greenfield, Голливуд, Куба, СССР, Советский Союз, ислам, коммунизм, коммунисты, левые, мусульмане, профсоюз
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment